«Записки главнокомандующего»: кто оказался тайным визави Барклая-де-Толли?

В литературно-мемориальном музее Михаила Булгакова состоялась презентация археографического издания «Изображение военных действий 1-й армии 1812 года, изложенное главнокомандующим этой армией генералом Барклаем-де-Толли с возражением на него от вероятного и близкого к этой войне соучастника».


Стоит отметить, что Литературно-мемориальный музей Михаила Булгакова в меру сил ведет собственную издательскую деятельность, в которой ему регулярно помогает ЦГИАК.

— Одним из наших совместных проектов с Центальным государственным историческим архивом стала книга, которая так и называется: «Дом Булгакова», за что им наше особое grand merci, — поведала директор музея Булгакова Людмила Губианури. — К 125-летию со дня рождения Михаила Афанасьевича музей издал сборник по материалам докладов Международной научной конференции, в котором научным редактором как раз была начальник отдела справочного аппарата и учета документов ЦГИАК Анна Путова.

По ее словам, впрочем, знакомство с составителем «Записок» генерала Барклая-де-Толли в свое время началось… с ее мамы, Натальи Владимировны.

«Я вспоминаю, как очень много лет тому назад в наш музей стала водить экскурсантов замечательный киевский экскурсовод,  – вспоминает Людмила Губианури. – Наталья Владимировна была самым обаятельным и самым интеллигентным гидом – каждый раз, когда приводила к нам группу, обязательно делала ей краткую характеристику. И мы уже знали, кто перед нами – это очень важно, чтобы правильно строить экскурсию. Мне лишь остается благодарить Бога за то, что Анна не просто унаследовала от мамы любовь к музыке, театру или книгам, но и к Булгакову. Эта удивительная женщина уже много лет подряд ухаживает за могилой родителей Михаила Булгакова на Байковом кладбище – Варвары Михайловны и Афанасия Ивановича. Надо ли говорить, насколько это важно, ибо очередь из волонтеров, как вы понимаете, туда не стоит».

В свою очередь, Анна Путова процитировала булгаковского Доктора, когда тот, вися на заборе и думая, что его сейчас пристрелят, выкрикивает, что его специальность – бактериология, и что его никогда не увлекали «ни Наполеон, ни Фенимор Купер, ни всяческие молодецкие подвиги матроса Кошкина».

— В этом — позиция самого Михаила Афанасьевича: его не интересовали собственно война или военная история — все то, что интересует меня, ему было глубоко чуждо. Впрочем, семья Булгакова была очень большой, и интересы ее представителей были очень широкие, — отмечает архивист. Она поведала, что история книги о франко-русской войне 1812 года, началась 7 лет назад, в процессе подготовки выставки, посвященной 200-летию тех событий. 

— Обнаружив в архиве сразу три копии «записок» главнокомандующего 1-й Западной армией, я стала интересоваться, почему же у документа такое количество списков, которые находятся в трех разных фондах, в том числе, выдающихся интеллектуалов того времени, — поведала историк. — Очевидно, что мы имеем дело с документом, который весьма интересовал современников Барклая-де-Толли, раз они занимались самиздатом. Иными словами, элите российского общества чрезвычайно важно было понимать причины поражения русской армии на начальном этапе той войны.

По словам Анны Путовой, эти «Записки», изданные вскоре после того, как Барклай-де-Толли вышел в оставку – есть объяснение автора Александру I, почему в начале войны все произошло именно так, как произошло.

— Михаил Богданович невинно пострадал из-за амбиций Александра I – после того, как российский император нарушил все договора с Бонапартом, и тот был вынужден вступить в войну. У Александра не сложилось с победоносным сражением c Наполеоном, ибо русскую армию тогда готовили к наступлению, а никак не к обороне. Именно поэтому Барклаю в начале кампании потребовалось соединять две армии, идущие с разных сторон, что не очень то получалось. В конце концов, под Смоленском ему это удалось. Царю же необходимо было найти козла отпущения, на роль которого Барклай идеально подходил. Советская историография почему-то унаследовала традицию порицания генерала, которую сегодня экспертное сообщество с большим трудом оспаривает. Оценка действий главнокомандующего 1-й Западной армией постепенно меняется, находя все больше положительных откликов потомков, — резюмирует эксперт ЦГИАК.

Руководитель проекта представила всем издателя книги — харьковского историка, основателя Харьковского частного музея городской усадьбы Андрея Парамонова. Последнего связывает с ЦГИАК серия издательских проектов по Харьковской губернии – например, «Перепись Ахтырского казачьего полка 1732 года», «Сметные книги города Чугуева 1692-95 годов», «Планы городов Слободской Украины 1767 года».

— В процессе этой совместной работы у нас сложились тесные отношения с такими специалистами, как Людмила Ярославовна Демченко и Анна Вадимовна Путова. Работа коллектива ЦГИАК мне симпатична: это, действительно, «научники» — то, за что они берутся, со временем становится классикой. То есть, можно издать одну книгу и попасть с ней в историю, поскольку это будет очень серьезная монография. Поэтому, когда Анна Вадимовна вышла на Харьковский частный музей городской усадьбы с предложением издать «Изображения военных действий Барклая-де-Толли 1812 года», я согласился без колебаний: главнокомандующий 1-й Западной армией – очень интересный персонаж.

По словам директора ЦГИАК Украины Ольги Музычук, Центральный исторический архив всегда поддерживал плодотворные творческие отношения с представителями музейного дела, историками и издателями, обладающими профессиональным пониманием того, насколько важна архивная работа.

— «Записки» Михаила Богдановича Барклая-де-Толли, изданные нами в тандеме с Харьковским частным музеем городской усадьбы, как раз и являются результатом такого сотрудничества,  вдохновляя нас на дальнейшие идеи для совместных проектов, — говорит она.

Директор ЦГИАК вспоминает, как пару лет назад архив получил замечание проверяющей инстанции, что дескать его отделы «дублируют некоторые функции друг друга».

— Ну как можно объяснить проверяющему, что, к примеру, начальник отдела справочного аппарата не только отвечает за подготовку указателей, каталогов, описей и других видов архивных справочников, но и готовит публикации и выставки документов, пишет статьи и проводит тематические семинары? — в сердцах недоумевает О.Музычук. — Профессионалу с внутренними потребностями в самореализации невозможно работать лишь в направлении, заданном должностными инструкциями. В процессе каких-то архивных технических работ ты вдруг находишь «изюминку» — какой-то загадочный и не совсем понятный по происхождению документ. Начиная распутывать этот клубок, ты еще не знаешь каким будет финал. Именно так, благодаря усилиям сотрудников нашего архива в Российском государственном архиве древних актов несколько лет назад был найден оригинал «Договоров и постановлений прав и вольностей Войска Запорожского» - документа, известного всем как Конституция Пылыпа Орлика.

Именно так, благодаря профессиональному интересу руководителя отдела ЦГИАК Анны Путовой, была установлена личность «вероятного  и близкого к этой войне соучастника», который фигурирует в названии монографии. Особенность этого издания в том, что из трех списков, которые хранятся в Центральном государственном историческом архиве Украины, оно содержит комментарии лица, которое себя определяет, как достоверный участник и свидетель тех событий.

— На первых порах я не понимала, кто это, подозревая лишь в авторе офицера 2-й Западной армии – иными словами, ярого оппонента Барклая, – признается А.Путова. – Он рассказывает, как неправильно действовала Первая армия и как прекрасно действовала Вторая армия — до соединения. Позднее, когда я более тщательно начала работать с этим документом, то увидела, что на титульном листе тоненьким карандашиком написано: Михаил Вистицкий. Стало понятно, откуда в этих комментариях все эти претензии по поводу «неправильных действий» Барклая-де-Толли, тезисы о том, что тот чуть ли не лжёт, описывая события. Михаил Юстицкий был генерал-квартирмейстером 2-й армии Багратиона, следовательно, и трактовал события войны по-своему. В итоге получился необыкновенно сочный, яркий и полный документ.



Фото: Виктория Рубцова и Андрей Парамонов